Век живи — век учи

Вячеслав Илюхин поздравил старейшую учительницу г. Новосибирска с 8 марта.

Лидии Григорьевне Латкиной 100 лет. Она ровесница Октябрьской революции, помнит парады на Красной площади и живого Сталина.  Детство и юность Лидия Григорьевна провела в Москве, на  Чистых прудах. Здесь  жила, училась, работала. А с началом войны уехала в Сибирь, которую полюбила всем сердцем и осталась здесь навсегда.

— В Москву меня привезли в трехлетнем возрасте из Вильнюса. Какое-то время жила в детском доме или интернате,  помню много-много детей. Потом родителям дали жилье, мы поселились в Большом Харитоньевском переулке, — рассказывает долгожительница.

О своих биологических родителях Лидия Григорьевна ничего не знает. Ее воспитывали приемные: Беликовы Григорий Михайлович и Елена Ивановна,  о том, что они неродные, Лида узнала только потом, когда выросла.

Папа работал инженером на Казанской железной дороге, мама — телеграфисткой. Семья образованная. Здесь не жалели денег на книги. По ним маленькую Лиду научили писать и читать, и когда пришло время идти в школу, то учителя были единодушны: в первом классе девочке делать нечего. Сразу во второй!

Школа стала любимым делом  и призванием Лиды. С малышами возилась на переменах, заглядывала к ним после уроков — была  пионерской вожатой. А потом и вовсе стала проводить уроки на подмену заболевшим учителям. Педагоги подметили талант школьницы — умение доходчиво объяснять домашний материал своим сверстникам, терпеливо помогать младшим школьникам. И все у Лиды получалось играючи: легко и весело. Дети к ней тянулись. После окончания школы вопрос, кем быть не стоял. Отличницу Лиду оставили работать  учителем начальных классов.

А  как же образование? Почему не пошли учиться дальше? На этот вопрос старейшая учительница мягко улыбается: «По тем временам средне-специального образования было достаточно. А потом же я закончила Институт усовершенствования учителей».

Институт был уже в Новосибирске. После войны. А до войны, в 30-е годы  молодая учительница колесила по стране, боролась с неграмотностью. Сначала это были глухие деревни. «В одной комнате учились дети с 1-го по 4 класс, — вспоминает Лидия Григорьевна. — Надо было так построить урок, чтобы всем было интересно: и младшим и старшим». Видимо, отсюда  зародился новаторский талант Латкиной. Позже она разовьет свою авторскую методику, которую назовет так: «Дифференцированное обучение — индивидуальный подход к ребенку»,  ее будет успешно представлять и распространять по всей стране.

Перед войной Лида вернулась в Москву. Отца уже не застала.  Репрессировали. Вскоре умерла и мать. «Ну почему, почему я так мало спрашивала, кто они, откуда», — каялась дочь. О родословной можно было только догадываться. «Папа был очень аккуратным, любил порядок. Если убираю на его  столе и нечаянно переложу вещь, сразу замечал, — вспоминает Лидия. — А мама — большая рукодельница: шила, вышивала, вязала, и меня всему научила. Еще и танцевать. Мы обожали танцы и музыку».

На память о маме Лидия Григорьевна хранит  записную хозяйственную книгу, изданную в 1885 году. Каллиграфическим почерком Елена Ивановна старательно вела семейную бухгалтерию: рыба — 1.04 руб, сахар 2 кг — 1, 26, мануфактура — 5, 67 руб,  — такие были цены в 20-х годах. Иногда встречается особая запись: «Лиде в копилку — 50 копеек».

Замуж молодая учительница вышла за сибиряка. Игорь Григорьевич Латкин родом из Новосибирска. Вдовец, на руках трехлетняя дочь. Но это не испугало молодую жену.  С собой возила маленькую Олю по командировкам. А когда сама родила сына, все вместе уехали  в Сибирь, на родину мужа. Началась война.

Можно было пристроиться к родне,  в городе.  Но Латкина не захотела обременять родственников. Попросила в облоно направить ее туда, где есть жилье. Московскую учительницу послали в Коченево заведовать сельской школой. Там и прожила до окончания войны,  дождалась мужа с фронта. После чего семья в полном составе переехала в Новосибирск. Навсегда.

Во многих новосибирских школах оставила свой добрый след Лидия Григорьевна Латкина. Ее помнят как талантливого педагога и методиста-новатора в школах №25, 26, 10, 22, 31 и 167. В ее классах не было двоечников. «Все дети способные, все талантливы, надо только найти подход, заинтересовать,  — рассуждает Лидия Григорьевна. — Отличникам — нагрузку побольше, слабеньким — карточки, дополнительные задания. Я не могу допустить, чтобы ученик от меня ушел, не поняв материала».

Терпение и любовь Лидия Латкина считает главными педагогическими добродетелями. На ее родительские собрания приходили все: мама-папы, бабушки-дедушки. Знали, что учитель не будет ругать и давать оценки: этот плохой, а этот хороший. Собрания напоминали просветительские  лекции. А говорить Лидия Григорьевна умела красиво: безупречный русский язык, чистый, образный.

Вся жизнь отдана школе и детям — более 40 лет. Латкина — отличник народного просвещения, награждена медалью «За трудовую доблесть», ветеран Великой Отечественной войны. Человек огромной доброты и скромности. Никогда ничего не просила от государства. Можно было получать пенсию за умершего мужа-военнослужащего. Отказалась. «Я свою заработала». Когда реабилитировали отца, не стала подавать на компенсацию. «Живого не вернуть».  Сейчас  старейшая учительница живет в коммуналке, в комнате с внучкой, которая уже тоже стала пенсионеркой. «Ничего, нам хватает…». Главное богатство Лидии Латкиной — внуки и правнуки. Их больше десятка. Бабушка всех помнит и любит.

— Лидия Григорьевна, как  дожить до 100 лет, в чем секрет долголетия?

— Я всю жизнь любила детей, школу и Родину. Была в жизни цель. А когда есть цель, то жить интересно.