Депутат Законодательного собрания Константин Антонов предложил областным властям принять более решительные меры по борьбе с COVID-19

Совершенно не покушаясь на полномочия вирусологов и всех остальных целителей, исключительно обобщая услышанные мнения и предложения, спешу поделиться ими.

Ситуация с коронавирусом в Новосибирской области аховая: больницы забиты, очереди во все лечебные учреждения просто дикие. Невозможно не то что бы пройти обследование или сдать тест, но и на МСКТ очередь даже в частных клиниках на две недели вперед расписана.

Нужно что-то делать! В этой ситуации сделать можно только одно — прервать цепочку передачи инфекции. Весной ради этого всю страну посадили на карантин. Итог — 560 млрд рублей дыра в региональных бюджетах, к двум триллионам приближаются потери федерального. Совершенно очевидно, что страна, кроме Сбербанка, не переживет такого удара.

В Москве предпринимаются точечные меры. В Новосибирске молчат. Но что можно сделать в этой ситуации?

  1. Понятно, что отправлять на карантин школы и детские сады будет неправильно. Но вот перевести старшие классы на дистанционку, одновременно продлив каникулы на 2 недели, просто необходимо.
  2. Нельзя закрывать кафе и рестораны — они значимая часть экономики области, как и торговые центры. Но в торговых центрах нужно ужесточить масочный режим, запретить их посещение школьникам (иначе, бессмысленно вводить ограничения в школах). А вот кинотеатры и все зрелищные учреждения нужно закрывать.
  3. Полностью отказаться от проведения массовых мероприятий. Максимально перевести офисных работников на удаленку. В правительстве сейчас целые этажи «вымирают» (слава богу, лишь на время болезни). Зачем в компаниях держать бухгалтеров, кадровиков, всякого рода менеджеров и т.п. Отправить всех на удаленку! Прям, по разнарядке! С обязательным контролем!
  4. Ужесточить все весенние санитарные меры. Все абсолютно!
  5. Ввести ограничительные меры для лиц, старше 60 лет. Они должны оставаться дома!
  6. Рассмотреть вопрос использования под ковидные госпитали домов отдыха и санаториев. Появившийся коечный фонд позволит наладить, наконец-то, логистику и маршрутизацию. Тогда, возможно, получится сделать сортировочные пункты, чтобы не свозить в больницы тех, кого потом за отсутствием тяжести заболевания отпускают домой. При этом «легких», после осмотра на сортировочном пункте, можно будет развозить домой на служебном автобусе.

Люди все равно идут в больницы при признаках ОРВИ. Не все из них ковидные. Но в поликлиниках у них такой же шанс подхватить заразу, как и на сортировочном пункте. Только в поликлиниках их отпинывают, ссылаясь на отсутствие тестов, МСКТ, докторов и т.п. А на сортировочном пункте они все это смогут получить в день обращения. Там же пациент получит все необходимые назначения. Если нет ковида — его передадут в поликлинику лечить ОРВИ или пневмонию. Если есть ковид в легкой форме, то врачи этого же центра будут вести его дальше.

Неэффективно и опасно перестраивать под ковидные подряд все стационары. Их «пропускная возможность» минимальна, а больные, для которых они созданы, оказываются без плановой и экстренной помощи. Нужно подумать над тем, чтобы отдать под ковидный госпиталь помещения с большой площадью. Например, Экспоцентр, где эффектино, по принципу фордовского конвейера сосредоточить ресурсы.

  1. Внедрить, наконец-то, элементы телемедицины и оказания медицинской помощи (консультации, наблюдения). Зачем человеку, у которого нет необходимости проводить лабораторные и иные диагностические процедуры, ходить к врачу? Зачем к такому человеку отправлять врача? Нужно просто подумать, при каких обстоятельствах нужен личный осмотр врачом и через какой промежуток времени.

Иначе, что у нас происходит? Коечный фон заполнен. Причины этого не только во взрывном росте заболевших, но и в большом проценте тяжелых. А это означает, что вместо 12-14 дней, они занимают койку значительно дольше.

Иными словами, надо что-то делать!  Нам нужно продержаться до начала массовой вакцинации. В отличие от весны, свет в конце тоннеля сейчас виден.